Гора

Много читал, слушал историй о Горе Клементьева, Узун-Сырте, а когда возникла необходимость написать о ней — растерялся. О чем писать? О том, как она образовалась и осталась, как след ледника на оторваном от суши полуострове? О том, что до сих пор из каждой ее складки, из под каждого камня смотрит на нас история, то в виде патронов трехлинеек позапрошлой войны, то монетами царства Боспорского? Или о том, что здесь рождалась АВИАЦИЯ?

Но обо всем этом уже все знают, уже все написано.

Значит, попытаюсь высказать свое отношение к этому месту на Земле.

Место «намоленное», как говорили наши бабушки. То место, проходя по которому человек не в состоянии не соразмерить себя с МИРОМ, не порадоваться за незыблемость вечной КРАСОТЫ.

И все эти мысли, эмоции не исчезают здесь, не тают, а каким-то образом концентрируются в совершенно особой атмосфере Горы. Не задумываясь пишу «Гора» с большой буквы. И не из-за ее величия. А из-за того, что она — ЖИВАЯ! Я часто, и, думаю, не я один, обращался к ней как к живому, думающему существу -» Ну, пожалуйста, помоги, вынеси, родная! Не дай упасть, подними». И она поддерживала мое крыло, поднимала, а иногда небольно, как мама, наказывала и учила понимать свое место в воздухе, в природе, в жизни.

Многие из действующих дельтапланеристов делали первые шаги в небо на северном склоне Горы, который, имея высоту от подножья 80 метров, при полном отсутствии преятствий, является идеальным местом для начальной подготовки. Стабильно работающие бризовые ветра обеспечивают летную погоду приблизительно 300 дней в году.

Так что где, если не здесь, учиться летать?

У нас есть все для этого. Ждем вас.